Новости

Карлос Сантана: «Мы играем черную музыку для белых людей»

Через сорок лет после того, как Карлос Сантана превратил «Oye Como Va» в один самых громких испаноязычных хитов в истории чартов Billboard, он наконец выпускает полноценный диск латино-попа — «Corazon», — в записи которого приняли участие Глория Эстефан, Хуанес и Питбуль. Этим летом 66-летний музыкант отправится в тур с Родом Стюартом и даст концерт на месте проведения первого Вудстока, где он сорок пять лет назад отыграл одухотворенный (и подогретый мескалином) сет. «Я надеюсь, что мы снова сможем объединиться под старыми знаменами мира, любви и хорошей музыки, — говорит он. — И я надеюсь, на этот раз будет поменьше дрянной кислоты».
Каково было перезаписывать «Oye Como Va» с Питбулем?
Потрясающе. Он попробовал где-то семнадцать разных вариантов. Он записывает песни, которые напоминают мне «We Will Rock You» и «Start Me Up». Питбуль создает ту же энергетику на стадионах.
Этим летом вы отправитесь в тур с Родом Стюартом. У вас есть песни, которые вы сможете исполнить вместе?
Я хочу сделать что-то в духе версии «Day Tripper», которую Отис Реддинг исполнил в 1967 году в Olympia. Может быть, что-то из вещей Бена Э. Кинга. Мне нравится вырывать людей из комфортного ощущения, себя самого в том числе. Так происходит все самое интересное.

Вы играли на Вудстоке под мескалином. Сколько вы приняли?
Я даже само выступление с большим трудом мог вспомнить, пока не посмотрел видео. Теперь мне кажется, что это было глуповато с моей стороны, это было очень страшно.
Это был последний раз, когда вы вышли на сцену и впали в панику?
Нет, это продолжалось еще несколько лет. После Вудстока я сказал Господу: «Я больше никогда так не поступлю», потому что я был ужасно испуган. Но он простил меня за то, что я нарушил это обещание. Я кое-чему научился благодаря этому. Время от времени людям надо счищать с себя пластиковые наслоения иллюзии.
Я слышал, что вы воссоединились с музыкантами из классического состава Santana и начали впервые с 1972 года записываться с ними.
Да, я рад, что это случилось. Это все устроил Нил Шон (основавший Journey после ухода из Santana, — прим. RS). Он гонялся за мной как самоуправляемая ракета. Мы записываем «Santana IV», потому что тогда остановились на «Santana III».

Вы отправитесь в турне с ними?
Хочется надеяться. Было так здорово снова оказаться с ними в одной студии. Если подойти к лесу, то можно почувствовать, как деревья испускают кислород. С этой группой то же самое. Когда просто смотришь на них, слышишь, как из них выходит музыка.
Вы также воссоединись с перкуссионистом, который попал в тюрьму за непреднамеренное убийство и жил в Окленде на улице.
Он сыграл очень важную роль в моей жизни. Я был вместе с ним, когда застрелили Мартина Лютера Кинга. Он подсадил меня на Джона Колтрейна. До недавнего времени он жил в контейнере на улице. Когда я увидел его, мой внутренний голос сказал: «Иди и дай ему конверт с деньгами». Я убедился, что о нем позаботятся. Я хочу пригласить его сыграть как минимум на двух песнях вместе с Santana. Ты можешь только предложить человеку что-то, и дальше это уже его дело — поменять курс и обновить свое программное обеспечение.
Вы только что получили награду Центра Кеннеди. Вы общались с президентом после церемонии?
Мы немного поговорили. Мне пришлось всем пообещать, что я буду вести себя прилично. Часть меня всегда хочет ставить все под сомнение. Президент когда-то обещал, что остановит войну и будут тратить больше денег на образование, чем на развитие тюремной системы, и ему еще предстоит все это сделать. Я рассказывал об этом своему учителю Гарри Белафонте. Я сказал ему: «Все хотят, чтобы я смыл свою боевую раскраску». Оно подошел ко мне вплотную и сказал: «Не смывай ее совсем». Но все остальные — мои сестры, моя жена, все — сказали: «Ты получил признание всей нации. Веди себя пристойно».
Так что вы сказали Обаме?
Я сказал президенту и первой леди: «Было очень здорово, когда они поставили мою музыку и она всех зацепила». Они спросили: «Почему?» — и я ответил: «Потому что мы играем черную музыку для белых людей». И они говорят: «О Боже, надеюсь, это не попало на камеры». Но мы действительно этим занимаемся. Это началось с Элвиса. Мы играем черную музыку для белых людей.

Источник: Музыкальный журнал RollingStone
Добавить комментарий
Только зарегистрированные пользователи могут оставлять комментарии. Чтобы оставить комментарий, зарегистрируйтесь или войдите под своим логином.